b_mir (b_mir) wrote,
b_mir
b_mir

Двадцать лет единой Германии / ноябрь 2010

© Бизнес Мир / Business Mir

www.businessmir.ch

Рудольф Кучера

RegensburgRegensburg В этом году мы отмечали двадцатую годовщину объединения Германии, страны, которая с момента окончания Второй мировой войны была поделена между странами-победительницами, прежде всего, Соединенными Штатами и Советским Союзом. Они вели за нее ожесточенную борьбу, поскольку понимали - кто овладеет Германией, тот рано или поздно овладеет Европой. Основоположник идеи панъевропеизма Рихард Куденхове-Калерги после Второй мировой войны, когда Германия была разделена сначала на две оккупационные зоны, а потом и на два немецких государства, писал, что воссоединение Германии будет возможно только тогда, когда вся Германия станет свободной. И это предсказание сбылось.

В 1949 году был принят закон Основной закон Федеративной Республики Германия (Grundgesetz für die Bundesrepublik Deutschland). Тем самым подчеркивалось, что закон этот - временный, и он будет действовать до момента воссоединения Германии, после чего должен быть заменен общенемецкой конституцией. В результате этого не произошло, поскольку со временем выяснилось, что Основного закона вполне достаточно. Это грядущее «объединение народа и государства» было названо в Основном законе важной целью Федеративной Республики. Ее первый канцлер Конрад Аденауэр потом систематически стремился присоединить ФРГ к западным союзам и процессу европейской интеграции, отказываясь объединяться с восточной частью Германии, которой управляли коммунисты. Он хотел, чтобы хотя бы на одной половине Германии, под защитой западных союзников, сохранилось свободное государство. До той поры, пока не станет свободной и вторая половина страны.

 

 

Однако еще 10 марта 1952 года Иосиф Сталин предложил западным державам заключение мирового соглашения с Германией, воссоединение ее частей и, главное, придание ей статуса нейтрального государства. Этим он хотел помешать интеграции ФРГ и ее военных структур с Западом, после чего она была бы потеряна для него навсегда. Сталин также предлагал проведение общенемецких выборов, вывод всех оккупационных войск, создание общегерманского правительства и другие шаги. Аденауэр и его союзники, конечно, опасались, что рано или поздно изолированная таким образом Германия, оставшаяся без защиты американских войск, окажется жертвой советской экспансии. В 1952 году Советский Союз послал еще несколько подобных нот, но они также ни к чему не привели. Проблема состояла в том, что немцы в западной части Германии прямо перед своими глазами наблюдали, как в восточных землях росла коммунистическая диктатура, осуществлявшая национализацию имущества, насильственную коллективизацию деревни, вводившая власть одной политической партии, партийную идеологию, и, кроме того, чинившая самовольную расправу над тысячами противников нового режима. Было бы иллюзией представлять, что в подобной стране могут проходить действительно свободные выборы. В конце концов Сталин пришел к заключению, что западные державы уже не отступятся от Германии, и отдал приказ о скорейшем, т.е. еще более насильственном, строительстве коммунизма на ее восточной половине. Таким образом, 1952 год вряд ли можно назвать реальным шансом на воссоединение Германии

Подтверждением правильности решения, принятого западными союзниками, может служить дальнейшее развитие обоих немецких государств. ГДР, Германская Демократическая Республика, благодаря коммунистической диктатуре столкнулась со значительными - как экономическими, так и политическими - проблемами, что проявлялось, главным образом, в росте переселения на Запад. Поэтому в Москве начали говорить об «ужасных ошибках и перегибах» восточнонемецких коммунистов, что, в конце концов, привело к действиям, предпринятым Лаврентием Берией. 6 мая 1953 года, через два месяца после смерти Сталина, он предложил план воссоединения и нейтрализации Германии, который предполагал, что ГДР станет автономной частью объединенной страны, хотел распустить насильно созданные сельскохозяйственные кооперативы, привлечь в разные ветви экономики частный капитал и т.д. Подобно Горбачеву 37 лет спустя, он аргументировал это тем, что поддержка восточногерманского социализма - слишком тяжелое экономическое бремя для Советского Союза, а согласие на объединение Германии могло бы принести помощь от США в размере десяти миллиардов долларов. Между тем в ГДР вспыхнули настоящие рабочие волнения, для подавления которых были привлечены советские воинские части. В связи с этим планы воссоединения Германии были московской стороной отложены на несколько десятилетий.

Новый шанс на объединение Германии появился только в 90-е годы, в период горбачевской перестройки. Она стала попыткой модернизировать Советский Союз перед лицом очевидно проигранной Соединенным Штатам гонки вооружений. Однако, как свидетельствует история, каждое раскрытие для внешнего мира закрытой косной централизованной системы несет в себе критический риск для ее стабильности. Советская система начала рушится экономически и политически. Решающими, однако, стали, главным образом, социально-психологические факторы, прежде всего, страх перед военным превосходством Соединенных Штатов и разброд в рядах советской элиты, лихорадочно ищущей хоть какой-то выход из кризиса. В этой ситуации на повестке дня встал «немецкий вопрос».   

Разделенная Германия служила символом разделенной Европы, «железный занавес» проходил прямо через эту страну, поэтому логично, что решение «немецкого вопроса» стало одним из ключевых пунктов переговоров между президентом Бушем и советским лидером Горбачевым. Для ФРГ послужило преимуществом, что во главе ее стоял целеустремленный Гельмут Коль, верный союзник Буша. Для ГДР, напротив, отрицательным фактором стал косный Эрик Хонеккер, который, ко всему прочему, находился во враждебных отношениях с Горбачевым, чью перестройку отвергал. При этом решение Буша и Коля использовать ситуацию с ослаблением Советского Союза для объединения Германии сначала не встретило в западной обществе единодушной поддержки. Против выступала Франция и, прежде всего, Великобритания. Однако, в конце концов, и западные союзники пришли к заключению, что объединение Германии возможно, если в обеих частях Германии пройдут свободные выборы, а объединенная Германия признает европейские границы и вступит в ЕС и НАТО. Что побудило Горбачева принять эти планы Запада? С одной стороны, вне всякого сомнения, желание прекратить экономически невыгодную и дорогостоящую поддержку восточноевропейского режима. Разрушение этого режима происходило в таком масштабе, о котором Запад и не подозревал. Кроме того, Горбачев считал, что к концу «холодной войны» ГДР утратила свое значение как военно-геостратегический фактор. И, наконец, тут можно было надеяться на солидную финансовую награду от ФРГ и помощь при возвращении советских частей на родину. Ранее немецкие бизнес-круги за согласие на объединение Германии предложили - поэтапно и в разных формах - 500 миллиардов марок, однако по сегодняшним подсчетам эта сумма в конечном итоге составила лишь 60 миллиардов правительственной помощи.

Но решающим аргументом послужил быстро прогрессирующий распад самой ГДР и все более сильные и массовые выступления оппозиции. Горбачев принял ключевое решение по поводу оппозиции - ее протесты не будут подавляться советскими частями. Тем самым он вынес смертный приговор восточноевропейскому режиму. После этого оппозиция добилась проведения 18 марта 1990 года свободных выборов, на которых союз партий во главе с ХДС одержал очевидную победу. Важным фактором, способствовавшим этой победе, стало предложение Коля, согласно которому восточные немцы уже «к летним отпускам» должны были получить возможность обменять некрупные вклады на западнонемецкие марки по курсу один к одному и прочие - по курсу два к одному. Затем Коль добился решения, согласно которому объединение произошло не как классическое объединение двух стран, но на основании единственного параграфа Основного закона, по которому восточнонемецкие земли вступили в Федеративную Республику как новые федеральные единицы. Ключевым оставался пункт, войдет ли объединенная Германия в состав НАТО. Этот вопрос не смог успешно решиться в пятидесятые годы, однако сейчас Горбачев заявил, что это «дело самих немцев» (хотя американцы подозревали, что немцы захотят заплатить за объединение вступлением в НАТО). Таким образом, последний барьер пал, и объединение торжественно завершилось в Берлине 3 октября 1990 года.   

Как показывает сегодняшняя ситуация, пока нельзя говорить, что объединение Германии и попытки полностью интегрировать обе ее части увенчались полным успехом. Западная и Восточная Германия остаются в значительной степени разделены - прежде всего, психологически, многое здесь вызывает упреки, а некоторые даже считают, что такое стремительное объединение было ошибкой. Другие возражают, что было необходимо в полной мере использовать исторический момент кризиса советской системы, панику советского руководства, возглавляемого Горбачевым, и вернуть всю Германию в западные структуры. Ведь вполне вероятно, что если бы на месте Горбачева тогда оказался Владимир Путин, все пошло бы иначе. В истории часто многое зависит от того, как мы воспринимаем себя и своих противников, а не от того, чем мы являемся на самом деле.

Несмотря на все проблемы, с которыми сталкивается сегодня Германия, остается фактом, что сегодня это ключевая экономическая держава Европы, основной мотор процесса европейской интеграции. Она находится в сердце Европейского союза, одновременно являясь надежным элементом североатлантической структуры. С другой стороны, следуя духу своей послевоенной истории, Германия - политический союзник Российской Федерации и ее крупнейший экономический партнер. Эти отношения служат гарантией того, что в Европе больше не начнется новая мировая война. И об этом нам тоже следует вспомнить, отмечая годовщину воссоединения Германии.

Автор журнала "Бизнес Мир" Рудольф Кучера (Чехия)
 доктор философии, доцент, основатель кафедры политологии Карлова университета, автор многочисленных научных трудов, посвященных вопросам европейской интеграции и гражданского общества, главный редактор журнала «Revue Střední Evropa»

© Business Mir 


Tags: eu, ЕС, Куденхове-Калерги, Рихард Куденхове-Калерги, бизнес мир, гдр, германия, европа, евросоюз, журнал, зарубежные сми, история, кучера, объединение германии, политика, рудольф кучера, русская пресса швейцарии, русская швейцария, сми, фрг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments